Вячеслав Василевский: «Вражды со Шлеменко больше нет»

«Решили со Шлеменко прекратить словесную войну»

– Почему был подписан контракт с ACB?

– Закончилось соглашение с M-1, а так как мои последние бои по результату были не самые лучшие, подписаться в UFC на хороших условиях было невозможно. Пришлось выбирать из российских промоушенов, и самый выгодный по условиям контракт предложили именно ACB. Рассчитан он на три боя и первый уже совсем не за горами.

– Тебя сразу же поставили с Альбертом Дураевым — чемпионом организации, пусть и на категорию ниже. Как тебе такой старт в промоушене?

– Думаю, это хорошо. Мне хотели сделать сразу же бой за пояс, на тот момент чемпионом был Анатолий Токов. Я ответил, что не хочу драться за титул в первом же поединке, потому что каждому бойцу необходимо доказать свою состоятельность при переходе в новое место. Нужен хотя бы один бой, причем выиграть его уверенно. Руководство, зрители и остальные должны понять, что ты готов стать заслуженным чемпионом. О кандидатуре для дебюта не было разговоров, я просто сказал, что мне нужны сильные бойцы. Не вижу смысла проводить проходные бои. Это никому не интересно и не честно. Противостояние с Альбертом выглядит логичным и это вызвало всплеск интереса.

– У Дураева впечатляющая победная серия, он буквально доминировал в дивизионе до 77 кг. Что ты бы у него отметил?

– Первым делом — его габариты для этого веса. Он крупнее и физически мощнее своих оппонентов. Многие бои он выиграл за счет этого. Он обладает набором банальных качеств для хорошо бойца: силен, вынослив, боксерские навыки и хорошо борется в партере. Это характеризует его как опасного оппонента на любом из этажей. Расслабляться нельзя ни на какой стадии боя.

– Твои предпочтения, как вести поединок с ним?

– Все прекрасно знают мою манеру боя. Работать первым номером, идти вперед. Всегда, по крайней мере пытаюсь, навязать свой рисунок поединка. Со всеми в основном дерусь в стойке, и в грядущей встрече я ничего в этом плане менять не собираюсь.

– В 2016-м точка еще не поставлена, но, тем не менее: как ты оцениваешь уходящий год для себя?

– Было два поединка с Александром Шлеменко… Если смотреть с позиции результата, то они не в мою пользу. По рисунку боя: они были хорошими. Жаль, что в первом судьи решили иначе, а во втором я совершил оплошность и не довел бой до логического завершения. В целом, считаю год успешным. Можно было провести пять боев с ноунэймами, повыигрывать любительские чемпионаты и, гордясь собой, развешивать медальки. Но мне важны значимые бои и улучшение собственных качеств, а не только официальная статистика.

– После боев со Шлеменко были промежуточные поединки. Для чего они были?

– Против Чарльза Андраде, в Нижнем Новгороде, было запланировано давно, когда не было речи о реванше со Шлеменко. Хотелось выступить в родном городе, и изначально должен был быть другой оппонент. Так получилось, что Андраде был в России и хотел исправить результат нашей первой встречи. Я не отказал: с такими бескомпромиссными бойцами, которые много и выигрывают, и проигрывают, всегда интересно сойтись. Что касается второго боя, то он был запланирован за полгода. Они были не для чего-то. Было время и я должен был выступать.

– Твое противостояние со Шлеменко надолго запомнилось всем, его окрестили чуть ли не главным в истории российских MMA. Согласен?

– Если люди так считают, то я только рад. А вообще, что касается «лучших противостояний», то сейчас в России пошла мода. Проходит какое-то мероприятие и его начинают называть «лучшим ивентом в истории»! (смеется) Но нельзя взять и сказать, что какой-то был определенно самый сильный: у всех разные предпочтения, да банально по весовым категориям и бойцам. Сейчас будет ACB 50, теперь его называют лучшим. Для кого-то это так и, я думаю, по составу пар и конкуренции, это от части справедливое мнение.

– После второго боя со Шлеменко ваши отношения изменились?

– Атмосфера исправилась. Нельзя же вечно устраивать словесные противостояния. Мы пожали друг другу руки, обменялись фразами о прекращении психологической войны. Я считаю, что это правильно. Мы дрались и глупо выходить за рамки спорта. Вражда прошла и сейчас все нормально.

– Третьей встречи не исключаешь?

– С удовольствием соглашусь, если такая возможность предоставится.

Встретились с моим боевым братом @emeev_ramazan на Дагестанской земле, душевно пообщались,выпили чайку и обсудили план совместной подготовки к предстоящим боям????????????

Фото опубликовано Вячеслав Василевский (@vyacheslav_vasilevskiy) Ноя 13 2016 в 1:29 PST

«Думаю, уже сейчас я мог бы подраться с Майклом Биспингом»

– В случае удачной карьеры в ACB, следующий этап — UFC?

– Цель, безусловно, да. Ни для кого это секретом не является. Мне хочется там подраться, не из-за денег, а именно в плане моих амбиций.

– Какого-то конкретного соперника для себя там уже видишь?

– Конкретного — нет, там непаханое поле (улыбается). Можно встретиться со многими бойцами. Что касается чемпиона — Майкла Биспинга, он сильный парень, но нельзя сказать, что он мега-крутой. Казалось, что чемпион UFC — это не человек вообще, сверх-существо, но, как по мне, даже сейчас я уже мог бы подраться с Биспингом. Во всяком случае, согласился бы (смеется). Не могу обещать, как бы он сложился.

– Почему отметаешь вариант с Bellator?

– Во-первых, я там уже выступал. Во-вторых, когда я там выступал, там была система гран-при, которая мне очень нравится. «Восьмерка», проходившая за три месяца. Интригующая схема, со своим накалом. Сейчас же в Bellator ребята дерутся крайне редко. Плюс, возможно, там непонятное отношение к русским бойцам: они выступают еще реже.

– Но на фоне этого организация подписала Федора Емельяненко.

– Думаю, с ним другая история. Во-первых, Федор обособлен от всех. Да и ему самому вряд ли надо часто драться. Регламент гран-при Емельяненко точно был бы не интересен (улыбается).

– Перед вторым поединком со Шлеменко ты был на сборах в Старом Осколе, как раз вместе с ним. Что извлек оттуда?

– Были шикарные сборы именно по MMA. Опробовал на себе систему Федора: перед каждой тренировкой бег. Перед «ударной» бегали 2,5 км, перед борцовской — пять. Это отлично повлияло на общее физическое состояние. В Осколе было большое количество сильных спарринг-партнеров в моем весе. Токов, Валентин Молдавский, Вадим Немков.

– Получается, ты спарринговался с Токовым в Осколе и это едва не перетекло в клетку ACB?

– Токов тогда был чемпионом и не собирался уходить из организации, а я был в M-1, и также не собирался уходить. Потом резко ситуация закрутилась и мы разминулись. А так, да, могло получиться, что после совместных тренировок пришлось бы и выступить друг против друга, что не самая хорошая идея.

– Почему?

– Никогда не хочется драться с тем, с кем хорошо общаешься, живешь на сборах. Мы помогали друг другу в подготовке к своим боям и вообще давно знакомы.

– Как относишься к поединкам соотечественников? Это неизбежно?

– Сейчас — да. Уж слишком много в России сильных соотечественников (улыбается). Года три-четыре назад такой конкуренции не было. Появилось множество организаций и везде есть по 5-10 относительно равных бойцов. С одной стороны это хорошо, а с другой — это постоянный чемпионат России, а ведь хочется еще и чемпионат мира. Много сильных иностранцев, а у российских ребят школы очень похожи.

– Но, в целом, эта конкуренция повышает шансы на успешное выступление на международной арене?

– Конечно. Если ты прошел внутреннюю мясорубку, и выскочил дальше, то способен достойно представлять свою страну. Что и показывает практика: за океаном наши ребята выступают успешно.

– Абдулманап Нурмагомедов считает, что чемпионат Дагестана по MMA выиграть сложнее, нежели чемпионат мира.

– Очень даже может быть. В чемпионате Дагестана на первый план выходит школа вольной борьбы, а в мире ни одна школа не поспорит с ней.

– Ты как раз недавно оттуда приехал.

– Да, буквально неделю назад вернулся, был на сборах две недели. Базировались в Хасавюрте. На тренировке присутствовало по 60-70 человек, это меня поразило! Наблюдают за этим 7-8 тренеров. В их числе Магомед Гусейнов, который работал в сборной России, Сергей Белоглазов — двукратный олимпийский чемпион. Звездный тренерский десант. Разминка там такая, что многие могут отпасть уже после нее (улыбается). Первую неделю я только адаптировался. Приехал-то как базовый борец, со сложившимся мнением, что я неплохо борюсь, а там мне показалось, что вообще не умею бороться! (смеется). Не хватало скорости, чувства. Но в пятницу я уже освоился, хотя бы обороняться мог. Инстинкты самосохранения оголились.

– Также тебя там встретил еще и Рамазан Эмеев.

– Да, как только прилетел в Махачкалу, мы с ним созвонились, он приехал, попили чаю, пообщались. Мы думали, что я неделю потренируюсь в Хасавюрте, потом приеду к нему. Но мне так понравилось бороться, что решил остаться там.

– У вас с ним очень забавная история взаимоотношений.

– Дружеские отношения, без какого-то напряга. Обсуждаем и спортивные моменты, и семейные. Мы с ним дважды встречались в ринге, все с ним давно выяснили, нет каких-то недосказанностей. Рамазан еще очень открытый парень, говорит все как есть, никаких интриг не плетет. Соответственно, у меня такое же отношение к нему. К слову, это не частое явление в спорте, и очень хорошо, что у нас с ним так сложилось.

– Какие ожидания от его противостояния с Токовым?

– Очень серьезный бой. Все будет зависеть от тактики, установок на поединок. Сложно отдать кому-то предпочтение.

– Поединок продлится всю дистанцию?

– Думаю, что нет. Токов проводил длительные бои, а Рамазан похитрее. Плюс он побыстрее и, возможно, универсальнее. Но что-то предсказывать очень сложно.

«Недалек тот момент, когда сын перед боем скажет: «Папа, сделай красиво!»

– Этот год сложился еще очень успешно для наших самбистов. 9 из 9 золотых медалей на чемпионате мира по боевому самбо. Не хочешь вернуться и в любительский спорт?

– Я не просто хочу, а планирую. В феврале будет чемпионат России по боевому самбо, если ничего не изменится — в Нижнем Новгороде. Буду готовиться.

– Как-то по-особенному?

– Особо не отличается, просто добавляются куртки и делается упор на броски. Плюс там все более динамично — 5 минут схватка. Также сократили с 12 баллов до 8: можно выйти, бросить на 4 балла, удержать еще на 4 и все, бой выигран. Сразу, даже кулаками махать не обязательно.

– Как тебе то, что вытворяет сборная России на международной арене?

– Вот как сказал Абдулманап Нурмагомедов, что чемпионат Дагестана выиграть сложнее, чем чемпионат мира, так и в самбо: Россию выиграть труднее.

– Считается, что если ты выиграл национальное первенство у нас, то у тебя уже на 100% «золото» чемпионата мира.

– По сути, так и есть. Просто есть нюансы: некоторые перегорают на чемпионате мира, атмосфера давит, более глобальная ответственность. А так, да, сборная России объективно сильнее. У нас выступает весь свет отечественного MMA.

– Учитывая планы выступать на ЧР, получается весьма высокий темп. Не составит проблем?

– Конец декабря, целый январь. В принципе — нормально. Порой можно готовиться к поединку три месяца и провести его не очень, а иногда затащить на одном кураже. Я к 18 декабря набрал хорошую форму, после боя она же никуда у меня не денется сразу. Ну, мне так хочется надеяться (смеется). Потом нужно просто грамотно ее поддерживать и перед соревнованиями чуть-чуть вывести на другой уровень. Задела сейчас хватит, чтобы въехать на нем в начало 2017-го года.

Family?‍?‍??☀️❤️❤️❤️

Фото опубликовано Вячеслав Василевский (@vyacheslav_vasilevskiy) Сен 14 2016 в 2:34 PDT

– Как при этом удается уделять время семье? Все любят твои мимимишные фотографии с сыном и женой.

– (улыбается) Они часто со мной на сборах. В Сочи, куда я уезжаю на месяц, а то и на два, они ездят со мной. Там есть любимый отель в Олимпийской деревне, живем там. Станислав Вячеславович отлично проводит там время, гуляет и купается. Могут поехать в город, могут — со мной в спортзал. Многие предпочитают абстрагироваться и пахать. Я считаю это неправильным. Это тяжело психологически и нагрузка не будет усваиваться, если в таком режиме быть больше двух недель. Мне эмоционально комфортно быть с семьей, и физически мне это не мешает набирать необходимые показатели.

– Поддержка семьи необходима?

– Это главная моя мотивация. Раньше я был сам по себе, а теперь я понимаю, что на меня смотрят жена и сын, от этого появляются силы и бензин, чтобы ехать дальше.

– Жена смотрит твои бои? Как это переносит?

– Смотрит, даже пару раз была на самой арене. Она спортсменка, мастер спорта по фигурному катанию и она смотрит мои поединки по-тренерски, с холодной головой. Не как большинство девушек и женщин. Мне нравится, нет лишних эмоций и криков. Более того, я могу с ней обсуждать моменты с тренировок. Считаю это большим плюсом, когда в семье не далеки от того, чем ты занимаешься.

– Станислав Вячеславович уже понимает, чем занимается его папа, осознает всю серьезность процесса?

– Думаю, что да. С каждым днем у него все больше энергии, так что, чувствую, Станислав Вячеславович скоро будет заменять папу (смеется).

– Он что-нибудь говорит тебе перед твоим уездом на бой?

– Он очень любит говорить «бах-бах». Я его научил, когда кидаю что-то. Но пока, кроме слов «мама» и «папа», он строит предложения понятные только ему. Но он переживает и эмоционально всегда выражает свою поддержку. Думаю, недалек тот момент, когда перед боем он мне скажет: «Папа, сделай красиво!».

Источник: mk.ru

Оставьте первый комментарий для "Вячеслав Василевский: «Вражды со Шлеменко больше нет»"

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*