Мария Верчёнова: «Хочу выступить на играх в Токио»

— Маша, рекорд по имени «минус 9» изменил вашу жизнь?

— Не то чтобы сильно изменил. Просто поступает больше приглашений, поездок, и жизнь стала загруженной. И так времени не хватало, а теперь все сложнее раза в два. Но меня ничто не поменяло. Как была Маша, так и осталась. Конечно, ждала более спокойного конца сезона, но мне предстоит играть еще много турниров и две квалификации в американский профессиональный тур. Не могу расслабиться. Придется выступать в двух полушариях — доиграть европейский тур.

— После 1904 года гольф снова вошел в программу летних Игр. Бытует мнение, что ваш вид спорта, равно как футбол и теннис, немного дистанцируется от олимпийской действительности…

— А мне кажется, что он великолепно влился в программу Олимпиады. Он должен там остаться. Ощущения совершенно иные, чем от обычного турнира. Мы видели, как выступали на решающем этапе мальчишки, как их награждали… Их ощущения передались нам, и мы играли в заключительный день с особыми эмоциями. Конечно, выступать за свою страну — это ни с чем не сравнимое ощущение. Тем более, я одна боролась в своем виде спорта. Не так давно хотела уходить, а теперь рассчитываю выступить на Олимпиаде в Токио-2020.

— За Токио мы все спокойны: организуют по высшему разряду, учитывая любовь японцев к гольфу. А как вам Бразилия? Веселые, приветливые люди — хорошо, но это, как говорится, не профессия! А гольф организовать непросто.

— Поле оказалось великолепным. Очень хороший дизайн, при этом оно открытое, как в Австралии или Британии. Линкс, то есть на пересеченной местности, при этом много ветра с океана. И очень жесткое. И, несмотря на тренировки мужчин за неделю до турнира, трава была в идеальном состоянии. Я тоже сомневалась, что бразильцы справятся, когда читала сообщения: тянут с постройкой поля, да и со всем остальным…

Что же касается околоспортивных моментов, то не раз слышала, как сравнивали Рио с Сочи-2014. Говорили: сейчас в 200 раз хуже. И когда я увидела своими глазами комнату, где буду жить, попробовала еду, которой мне предстоит питаться, поняла, что разговоры небеспочвенны. То же питание — это важнейшая составляющая подготовки спортсмена высших достижений, а когда понимаешь, что кусок в горло не лезет… Уж не знаю, ошибки в организации или недостаток финансирования, но когда мы покидали поле, где все было идеально, и возвращались в Олимпийскую деревню, сразу вспоминали, что находимся в Бразилии!

— Так вернемся к полю и непосредственно к турниру!

— Я и кедди в первые дни ошибались в тактике, а это помимо психологического настроя — самое важное. Но в последний день все сложилось как надо. Я особенно не следила за счетом, но когда после 5 лунок узнала, что иду «минус 4», поняла, что игра пошла! Потом сообщили о «-8» по рации, а итог узнала на финише.

— А вот тот олимпийский дух, о котором принято говорить, но нельзя «потрогать», вы прочувствовали?

— Конечно. И ради этого я мечтала жить именно в Олимпийской деревне. Просто побыть рядом с нашей командой. Я увидела, кто и как переживает, кто и как готовится, как ведут себя тренеры… В отеле этого не прочувствуешь. И это чувство останется у меня на всю жизнь.

— С кем познакомились?

— С Ритой Мамун общались и раньше — после одной фотосессии. Да со многими… Я гольфистка, и коллеги по сборной не понимали, почему я прихожу с соревнований позже всех и что я вообще там делаю (смеется). А ведь после дня на поле нужно было сохранять энергию. Уходила в комнату и оставалась там одна.

— В канун Рио со сборной России играли в интересную игру «допускать — не допускать». А вы, Мария, когда вы узнали о позитивном решении?

— За три дня. А до этого постоянно приезжали и брали кровь. Очень неприятно: сколько можно по одному и тому же месту долбать? Но сохраняла спокойствие: тренируюсь все равно не зря, если не Игры — турниры все равно предстоят. Но при этом в Рио раньше времени не поехала, чтобы не впитывать весь негатив. А по прибытии поняла, что тренироваться смогу не сразу: перелет меня на два дня из процесса выключил. Но помогли сон, правильное питание и медитация. Со мной работает французский специалист, который разработал методику, которая мне подходит. Своя система дыхания, например. Это как с тренером по гольфу: искать подходящего тебе приходится очень долго.

— В предыдущем разговоре в апреле вы дали правильный прогноз насчет успеха кореянок. Откуда такой подъем? В прошлое воскресенье во Франции рекорд поставила Чун, которая в призеры Олимпиады не попала…

— Не попала. Но конкурентоспособных кореянок столько, что хватит на три олимпийских состава. И в итоге три заняли пьедестал. Да, под флагом Новой Зеландии, но она же все равно кореянкой остается! Отбор идет из нескольких миллионов девочек, потом остаются десятки, потом уже сильнейшие. Я не знаю, насколько это хорошо или плохо, но тотальная гегемония снижает рейтинги просмотров женского гольфа. Это факт. Знаю, что организаторы французского Evian Championship, где этот самый рекорд поставила Чун, несколько лет мечтают о победе европейки или хотя бы американки! Но который год этого не происходит.

— Мы находимся на турнире юниоров, и вы внимательно изучили выступление подрастающего поколения…

— Я вспомнила себя. Свой последний чемпионат России играла именно здесь, хорошо помню поле. Само по себе тяжелое, а в холод играть вообще невероятно трудно. Но юниоры много чему учатся. Я с некоторыми из них год назад общалась и была, если честно, шокирована. Девочка живет в Москве, все время в школе, на поля выбирается редко. Но при этом у нее прекрасно поставлена техника! Да, возможно, нужен импульс, возможно, помог бы иностранный специалист. Но наши тренеры тоже достигли высокой квалификации!

Между тем

Приз турнира журналистов по гольфу в клубе «Пестово», приуроченного к Кубку президента АГР, достался корреспонденту «МК» Дмитрию ЛЮБИМОВУ. Наш коллега победил в номинации «За самое оригинальное исполнение удара».

Источник: mk.ru

Оставьте первый комментарий для "Мария Верчёнова: «Хочу выступить на играх в Токио»"

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*