Илзе Лиепа: «Русские женщины — это внутреннее достоинство и чувство долга!»

Знаменитая балерина — о счастье, таланте и… боли.

Где молодая кровь?

Юлия Шигарева, «АиФ»: Илзе, как только на телевидении появились программы «Большая опера» и «Большой балет», которую вы ведёте и новый сезон которого скоро увидят зрители, начались споры: держать ли высокое искусство в «заповеднике» престижных мировых сцен или оно всё же нуждается в продвижении в том числе и при помощи ТВ? Вы на чьей стороне?

Досье

Илзе Лиепа.
Родилась в Москве. Отец — знаменитый балетный танцовщик Марис Лиепа, брат — Андрис Лиепа. Окончила в 1981 г. Московское академическое хореографическое училище. Танцевала ведущие партии в Большом театре. Сейчас выступает с сольными программами и концертами.
— Мне кажется необходимым всё, что способствует популяризации балета. Подчерк­ну — мы говорим не просто о каком-то виде искусства, а о нашем национальном достоянии. Мы должны всеми силами стремиться к тому, чтобы в области балета по-прежнему быть «впереди планеты всей». Балету надо уделять внимание именно на государственном уровне — хотя бы для того, чтобы юноша или девушка, включив телевизор и попав на нашу передачу, увидели: балет — это молодость, сила, красота. А нам сегодня так нужно, чтобы молодёжь шла в балет! 

— А что, мальчики и девочки перестали мечтать о балете?

— К сожалению! Мальчики в балете уже вообще на вес золота. (Горячо.) Когда мальчик приходит поступать в балетную школу, его берут, практически не глядя на его физические данные.

— Почему?

— Падает престиж профессии. Для девочки стать моделью, а для мальчика — актёром и сниматься в той же рекламе гораздо выгоднее, чем учиться на балетного артиста. Молодые сейчас смотрят на жизнь очень прагма­тично. Они думают о том, где лучше и быстрее можно заработать, где они быстрее «схватят» славу. 

А балет… Эту профессию ты, по сути, выбираешь лет в 9. А в этом возрасте угадать, что тебя ждёт впереди, хватит ли тебе таланта стать премьером, практически невозможно. Но тут дело даже не в самих детях, а в том, какие установки в них закладывают взрослые. Знаете, как нас воспитывал наш отец? Он никогда не говорил нам: вы непременно должны стать звёздами. Ему было гораздо важнее, чтобы мы любили профессию. Потому что прекрасно понимал: всё сложится успешно только в том случае, если мы полюбим это дело — такое сложное, где каждый день надо себя преодолевать, где ты постоянно вынужден терпеть боль, где тебя преследуют травмы. Все балетные знают: если у тебя вдруг ничего не болит — это редкий случай! (Смеётся.)

— Удивляешься: жив ли ты?

— Да-да, как в той шутке: если ты проснулся и у тебя ничего не болит, значит, ты умер. 

Да, балет — это огромнейшее преодоление. Но если ты полюбишь его, значит, ты найдёшь себя, своё место в этой профессии. А если найдёшь своё место, значит, ты будешь счастливым человеком.

Вкус созидания

— А мы, кстати, в области балета ещё впереди планеты всей? Ведь, по-моему, китайцы нам и тут на пятки наступают.

— Знаете, смысл балета ведь не в том, кто выше прыгнет или больше сделает фуэте. А в том, насколько одухотворённо это будет исполнено, насколько солист смог раскрыть тот секрет профессии, над которым билось не одно поколение. Этот секрет — русской исполнительской школы, — он же складывался столетиями.  

Китайцы этот секрет пока не раскрыли. Хотя у них есть потрясающий прин­цип: чем больше оснований у башни, тем больше талантов окажется наверху.

— Балет — это не только красота. Это, как вы сами сказали, ещё и боль, и многочасовые занятия у станка. Эти страдания — они оправданны?

— Я отвечу вам фразой, которую когда-то сказал нам наш отец: «Ребятки, е­сли вы хоть немножко по­стараетесь, какая у вас будет интересная жизнь!» Ведь артисту открываются двери, в которые никогда в жизни не сможет даже заглянуть простой смертный.

— Это какие же?

— Вы можете увидеть фотографию моего отца с английской королевой или со знаменитейшим актёром Грегори Пеком. Или фотографию моего брата с прин­цессой Дианой. Общение с такими людьми доступно артисту в силу его таланта. А потом, когда ты живёшь в творчест­ве… Это же такое чудо! И это откровение оправдывает годы мучений. Знаете, на этом пути наступает момент, когда ты засыпаешь и думаешь: скорее бы завтра! Потому что ты уже почувствовал вкус созидания.

— В одном из интервью вы процитировали фразу: «По тому, как ведут себя женщины, можно судить о духовном состоянии общества». Глядя на наших женщин, что можно сказать про наше общество?

— Русские женщины — это прежде всего чувство долга. Умение совмещать материнство с успехом в профессии. Внутреннее достоинство. Вера в Бога. 

— Ну, в русских женщинах я и так не сомневалась — я про общество… И про отношение в нём к женщине.

— Знаете, я бы не про общество рассуждала, а про воспитание. Причём воспитание самых маленьких. Потому что оценивать взрослых поздно — они уже сформировались. Поэтому я бы всё внимание сейчас сосредоточила на детях. С ними, трёх-, шестилетними, надо работать. И прежде всего прививала бы им культуру — в широком смысле этого слова. Если сердце ребёнка с самого нежного возраста открыто классическому искусству, он вырастет другим человеком. А когда я прихожу в очень дорогой, разрекламированный детский сад, куда одно время ходила моя дочь, и слышу, как трёхлетние дети занимаются гимнастикой под какую-то ревущую музыку, понимаю, что мне уже бессмысленно что-либо объяснять этим педагогам. Их не изменишь. Мне пришлось забрать Надю из этого сада.

Источник

Оставьте первый комментарий для "Илзе Лиепа: «Русские женщины — это внутреннее достоинство и чувство долга!»"

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*