Чего ждать от медицины? Какие изменения происходят в здравоохранении

Ситуация в системе здравоохранения у нас сегодня непростая. Но масштабные усилия по повышению эффективности отрасли уже дают ощутимые результаты.

Мой внук учится в мединституте. Рассказал, что врачей будут заставлять проходить какую-то аккредитацию и потом постоянно что-то сдавать. Я не понимаю: зачем? При нашем уровне здравоохранения, ценах на лекарства и полном падении престижа профессии неужели какие-то формальные экзамены помогут нам, пациентам?! А что ждёт молодёжь, которая завтра получит дипломы врачей?

О. Распопова, Адлер

Есть ли повод для оптимизма?

Ситуация в системе здравоохранения у нас сегодня, как и всегда, впрочем, непростая. Но масштабные усилия по повышению эффективности отрасли уже дают ощутимые результаты. Во-первых, снижается смертность. В первую очередь речь идёт о самых распространённых болезнях кровообращения: гипертония, инфаркты, инсульты, атеросклероз, аритмии и т. д. Меньше в России стало умирать и пациентов с диагнозом «туберкулёз».

«Общая смертность снизилась более чем на 3800 человек, — рассказала Вероника Скворцова, министр здравоохранения РФ. — Мы вышли на национальный исторический минимум по младенческой и материнской смертности». По её словам, данные изменения явились результатом активных действий по повышению доступности и качества медицинской помощи разных видов: от профилактической до высокотехнологичной. За последний год продолжительность жизни в РФ увеличилась на полгода, до 71,4 года.

Вообще динамика отрасли даёт повод надеяться на успех проектов по её модернизации, которые сейчас идут полным ходом. Достаточно отметить, что из 13 поручений, которые президент В. Путин в «майских указах» в 2012 году дал Минздраву и которые имели сроки выполнения от 2012 до 2018 года, по итогам 2015 года 10 уже были полностью выполнены. Собственно, единственный показатель, который пока не внушает оптимизма, — это смертность от новообразований. Проще говоря, онкология так просто не сдаётся. Хотя эксперты полагают, что не демонстрирующая желаемого прогресса статистика на данном этапе закономерна: повышение выявляемости онкозаболеваний на ранних стадиях увеличивает номинальное количество случаев заболеваний и, соответственно, расчётный от них показатель смертности. При этом принятые стратегические меры дадут стабильное улучшение ситуации в течение ближайших лет. Например, врачи нацелились вовремя диагностировать онкологию и её начинать лечение на ранних стадиях. Так, в рамках диспансеризации населения и профилактических осмотров доля впервые выявленных случаев злокачественных новообразований на ранних стадиях составляет более 70% от общего числа выявленных.

«В рамках разработанного комплексного плана мы продолжили реализацию масштабной программы диспансеризации населения, — говорит Вероника Скворцова. — Первый этап диспансеризации прошли 22,5 млн человек, из которых более 6 млн (или 27%) были направлены на второй этап — углублённого обследования. Совместно мы боролись за эффективность диспансеризации против приписок и формализма». Кстати, у трети «практически здоровых» обследованных были выявлены факторы риска развития заболеваний, борьба с которыми в рамках комплексной программы «Формирование здорового образа жизни» также стала одним из главных приоритетов.

Как меняется система образования?

«Безусловно, качество оказываемой медицинской помощи прежде всего зависит от качества подготовки главной движущей силы российского здравоохранения — более чем двухмиллионной армии медицинских специалистов», — уверена глава Минздрава.

Вероника Скворцова подробно объяснила, зачем необходимо проходить аккредитацию. За последние три года были обновлены все образовательные программы в рамках новых госстандартов. «Программы были обогащены современными фундаментальными биомедицинскими и клиническими блоками, особое внимание уделялось практической подготовке в специально созданных симуляционно-тренинговых центрах в каждом медицинском вузе, а также у постели больного. Фактически сейчас всё направлено на подготовку выпускников к самостоятельной работе в первичном звене здравоохранения сразу после окончания вуза, — подчеркнула глава Минздрава. — С 2016 года мы внедряем принципиально новую систему допуска к профессиональной деятельности — аккредитацию. Само профессиональное сообщество решает вопрос о допуске специалиста на основе комплексных процедур, соответствующих международной системе допуска к врачеванию, ЕГЭ включающих медицинский, подтверждение навыков и умений, способность решать ситуационные задачи».

В этом году аккредитацию пройдут выпускники вузов по специальностям «стоматология» и «фармация», а с 2017 года начнётся аккредитация выпускников по всей группе медицинских специальностей. Затем аккредитацию будут проходить медработники все. Ещё один важный фактор — внедрение системы непрерывного образования. То есть практикующие доктора смогут постоянно, без отрыва от работы, повышать свою квалификацию. Для этого создан «Портал непрерывного медицинского образования», который позволяет врачам обучаться по индивидуальным планам. Там можно узнать не только теоретические новинки в области здравоохранения, но и пройти, например, симуляционные тренинги, стажировки, циклы повышения квалификации.

Растёт и престиж медицинских профессий. Сегодня в медицинские вузы конкурс Минздрава — более 10 человек на место. В Появился конкурс и медицинские колледжи: в 2015 году он составил уже около четырёх человек на место. Это значит, что профессии врача и медицинских сестёр стали снова интересны для молодёжи. «Мы надеемся, что из лучших абитуриентов будут формироваться лучшие студенты и лучшие медицинские специалисты страны», — говорит Вероника Скворцова.

Чем Помогли докторам?

Безусловно, немаловажным фактором для спокойной и качественной работы врача является зарплата. Над её уровнем бьётся не только Минздрав, но всё и правительство. Однако кроме достойной зарплаты существуют ещё и привлекательность условий труда, соответствие рабочего места требованиям современности и пр.

«Именно поэтому отдельным направлением работы, которое мы развивали в 2015 году, было сокращение бремени непрофильной работы врача посредством внедрения информационных технологий, сокращения перечня документов, требуемых к заполнению, а также некоторых перераспределения обязанностей между врачом и медицинской сестрой, — объясняет министр. — В 2016 году количество автоматизированных рабочих мест планируется увеличить до 70%».

Но не только современные технологии помогают медикам. Например, благодаря программе «Земский доктор», которую запустили ещё в 2012 году, врачи поехали работать в село: за это время было привлечено более 19 тыс. специалистов. Потому что врачам предоставили не только фронт работ, но и квартиры, приемлемые условия труда и т. д. В России увеличивается число молодых специалистов в возрасте до 36 лет, кадровый дисбаланс уменьшается. Так, в 2015 году впервые за последние годы удалось увеличить число врачей всегда по таким дефицитным специальностям, как «онкология», «патологическая анатомия», «психиатрия». Доктора пошли работать анестезиологами, рентгенологами, реаниматологами. Ещё несколько лет назад у нас был недостаток этих специалистов.

Что с доступными лекарствами?

Строго говоря, подводить окончательные итоги ещё рано — работа продолжается. И прекрасно понимают все: здоровье человека настолько хрупкая и ценная штука, что простыми, формальными отчётами здесь не отделаешься. Важно постоянно добиваться реальных изменений в системе, в качестве жизни граждан страны.

Но вот ещё один пассаж нашего читателя — о ценах на лекарства — не остался незамеченным. Это, пожалуй, в условиях кризиса, валютных колебаний и скачка цен на всё самый сложный вопрос для специалистов Минздрава. Конечно, в ведомстве стараются сохранить доступность жизненно важных лекарств (ЖНВЛП) для россиян, для этого организованы ежемесячный мониторинг и еженедельный выборочный анализ цен на медикаменты, запущена и совершенствуется система регулирования цен. Пока такая статистика: в прошлом году в среднем по стране цены на ЖНВЛП амбулаторного сегмента увеличились на 8,8%, госпитального сегмента — на 8,9%. При этом рост цен на лекарства, не входящие в ЖНВЛП, в среднем составил 19,5%. Удержали, как смогли. Чтобы и дальше не пускать цены в аптеках вскачь, правительство обновило на 2016 год перечень жизненно необходимых препаратов, расширив его с 646 до 608 международных непатентованных наименований.

Чтобы сохранить уровень лекарственного обеспечения, в прошлом году в регионы направили 16 млрд руб. Ещё один рычаг, который позволил защитить ценники в аптеках, — централизация закупок, которую уже внедрили более 44% субъектов РФ.

«Текущий год требует от нас ещё большей концентрации ресурсов и экономии государственных средств», — говорит Вероника Скворцова.

Источник

Оставьте первый комментарий для "Чего ждать от медицины? Какие изменения происходят в здравоохранении"

Оставить комментарий

Войти с помощью: 

Ваш электронный адрес не будет опубликован.


*